Тут может пострадать состязательность сторон

Андрей Геннадьевич КоршуновМинюст России опубликовал для общественного обсуждения проект распоряжения правительства РФ ‎о дополнении ранее утвержденного перечня видов судебных экспертиз, проводимых исключительно государственными судебно-экспертными организациями. В пояснительной записке авторы проекта постановления указывают, что есть ряд важных для государства экспертиз и нельзя допускать, чтобы их проводили недобросовестные и некомпетентные эксперты. Действительно, этого нельзя допустить. Но, хочется задаться вопросом: недобросовестные эксперты творят чудеса, а где в это время находится суд?

Ответить на этот вопрос мы попросили адвоката, председателя челябинской коллегии адвокатов Андрея Коршунова.

Сколько экспертов — столько мнений

 Андрей Геннадьевич, так кто же по вашему просвещенному мнению сегодня более компетентен. Эксперты государственных экспертных учреждений, или негосударственных?

 Я не вижу смысла обсуждать проблему в таком ракурсе до тех пор пока не увижу какой-то адекватной статистики.

Поэтому буду говорить о проблеме некомпетентности и недобросовестности экспертов без разделения их на государственных и негосударственных и о том, можно ли эту проблему решить, передав значительную часть экспертиз только государственным экспертам.

А главное, судебная система ведь имеет все механизмы, данные процессуальным законодательством для того, чтобы заключение некомпетентного эксперта не было положено в основу судебного акта. Разумеется, при активной позиции сторон по делу.

И кстати, если сравнивать назначение экспертизы в негосударственных и государственных учреждениях. При назначении в негосударственном учреждении в определении суда всегда указывается фамилия эксперта, то есть суд всегда имеет возможность оценить компетентность эксперта до назначения экспертизы, а при назначении в госучреждении такого нет. Там руководитель волевым решением определяет, кто из его экспертов более свободен и кто будет проводить исследование. И суд уже на это повлиять не может.

Часто эксперт не думает — он знает

 Складывается ощущение, что таким путем просто пытаются защитить беспомощный суд от произвола недобросовестных экспертов…

Поймите главное, что экспертизу как доказательство оценивает именно суд. И он может назначать повторную экспертизу, если к компетентности эксперта возникли вопросы.

Думаю, что тут не поможет и ужесточение регулирования деятельности экспертных организаций, а также ответственности лица, осуществляющего экспертизу, предлагаемые в качестве альтернативы. Ужесточение регулирования, как правило, выливается в давление на неугодных и заканчивается коррупционными моментами в контролирующем органе. А уголовная ответственность за заведомо ложное заключение в законе уже есть.

 И что тогда остается делать?

— Я бы предложил решать проблему недобросовестности и некомпетентности экспертов несколько в иной плоскости.

В статье 123 Конституции РФ записано: «Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон». Как указывал Конституционный суд, это предполагает предоставление сторонам обвинения и защиты равных процессуальных возможностей по отстаиванию своих прав и законных интересов.

Равные возможности — это, в том числе и возможность представления доказательств. Не буду говорить про уголовный процесс. Там некоторую привилегированность стороны обвинения в плане возможностей по собиранию доказательств можно оправдать общественными интересами. Хотя и это спорно.

Скажу на примере гражданского и арбитражного процесса. Стороны, действительно, имеют равные возможности в плане, приглашения в суд свидетелей для дачи показаний, представления письменных, вещественных и иных доказательств. Кроме экспертиз. Экспертизу, назначает суд, и назначает он одну экспертизу. И если она выполнена с определенным искусством, то второй стороне уповать на доводы о недобросовестности, а более того о некомпетентности эксперта не приходится. В результате, на практике все сводится к битве сторон за кандидатуру «своего» эксперта. И результат дела определяет уже не суд, а эксперт. А затем эксперт приходит в суд и на голубом глазу несет все что хочет, потому что он единственный из присутствующих обладает специальными познаниями.

 Но достоверность при этом вполне может проверить суд. У судей есть все возможности для этого. Главное тут — не лениться…

— Действительно, почему бы не позволить каждой стороне процесса представлять то заключение эксперта, какое она считает нужным? А суд бы оценивал и компетентность эксперта, исходя из его послужного списка и опыта проведения экспертиз, и само заключение с точки зрения формальных требований закона, а также его ясности, логичности и непротиворечивости выводов.

А эксперты, придя в суд, уже бы конкурировали, состязались и убеждали суд каждый в своей правоте. А суд бы оценивал их доводы.

Можно к этой схеме добавить некий официальный реестр, в который полагалось бы заносить судебные акты, в тексте которых присутствует оценка судом, чтобы стороны не приглашали экспертов, в отношении которых имеются сведения, например, о том, что они были некомпетентны в тех экспертизах, за которые брались…

Оригинал статьи находится на сайте «Аргументы Недели. Челябинск»

Андрей Коршунов
Оцените статью